О возрасте вселенной

SONY DSCВ этой публикации мы приводим ответ Любавичского Ребе Менахема-Менделя Шнеерсона человеку, который задал вопрос о возрасте вселенной. Письмо было написано в 5722 /1962 году.

Я был весьма удивлен, когда узнал, что Вас до сих пор беспокоит проблема того, что возраст вселенной, который предполагают различные научные теории, не согласуется с мнением Торы о том, что миру лишь 5722 года.

Я подчеркнул слово теории, поскольку необходимо прежде всего иметь в виду, что наука имеет дело с теориями и гипотезами, в то время как Тора – с абсолютными истинами. Это две различные дисциплины, «согласование» которых совершенно неуместно.

Данная проблема, по существу, коренится в ложном представлении о научной методике или, попросту говоря, о том, что такое наука. Необходимо делать различие между эмпирической или экспериментальной наукой, которая ограничивается тем, что занимается описанием и классификацией наблюдаемых явлений, и наукой умозрительной, теоретической, которая имеет дело с явлениями неизвестными, иногда с такими, что не могут быть воспроизведены в лабораторных условиях. Научное умозрение на самом деле является терминологическим казусом, поскольку наука, строго говоря, означает знание, в то время как предположение отнюдь не может быть названо знанием в точном значении этого слова.

Эта наука, в лучшем случае, может лишь оперировать теориями, выводимыми из анализа известных фактов, и прилагать их к области неизвестного.

В этом наука обладает двумя общими методами вывода заключений:

а) Метод интерполяции, посредством которого, зная значения, соответствующие двум крайним точкам некоего диапазона, мы пытаемся определить, какие значения соответствуют любым точкам, расположенным между этими двумя.

б) Метод экстраполяции, посредством которого делаются предположения о значениях за пределами известного диапазона на основе знаний о значениях некоторых параметров внутри этого диапазона. Предположим, например, что нам известны параметры определенного элемента в температурном диапазоне от 0° до 100°, и на основании этого мы оцениваем, каким будет его поведение при температуре 101°, 200° или 2000°.

Из этих двух методов второй (экстраполяция), очевидно, является более неопределенным. Более того, эта неопределенность увеличивается по мере удаления от известного диапазона и по мере сокращения самого диапазона. То есть, если известным является диапазон 0°-100°, то оценка, сделанная для 101°, более вероятна, чем оценка, сделанная для 1001°.

Сразу отметим, что все предположения о возрасте вселенной делаются на основании второго, более слабого метода, т.е. экстраполяции. Эта слабость становится еще более заметной, если принять во внимание, что обобщение, выводимое от известного следствия к неизвестной предпосылке, более спекулятивно, нежели вывод от предпосылки к следствию.

То, что вывод от следствия к предпосылке более спекулятивен, чем вывод от предпосылки к следствию, можно очень легко проиллюстрировать.

Четыре разделить на два равно двум. В этом равенстве предпосылкой является делимое и делитель, а следствием – частное. В этом случае знание предпосылки дает нам единственный возможный результат – частное (число 2).

Однако, если мы знаем лишь конечный результат, а именно число 2, и задаемся вопросом, как он может быть получен, то возможны несколько ответов, которые могут быть получены различными способами:

а) 1+1=2; б) 4-2=2; в) 1×2=2; г) 4/2=2.

Заметьте, что если могут быть задействованы также другие числа, то количество вариантов, дающих нам тот же результат, бесконечно (поскольку 5-3 тоже равно 2; 6/3=2 и т.д. до бесконечности).

Добавьте к этому еще одну трудность, присущую всем индуктивным методам. Если заключения, основывающиеся на определенной известной информации, амплиативны по природе, т.е. распространяются на область неизвестного, то они могут иметь какую-то силу лишь при допущении о равенстве всех прочих параметров, то есть при идентичности превалирующих условий, их действия и взаимного воздействия друг на друга.

Если мы не можем быть уверены в том, что эти вариации и изменения хотя бы близко соотносились с ныне существующими переменными по значению; если мы не можем быть уверены в том, что эти изменения обладали каким-то сходством по характеру; если мы, к тому же, не можем быть уверены в том, что не было воздействия других факторов, то такие заключения абсолютно ничего не стоят!

В качестве дальнейшей иллюстрации сошлюсь на один момент, который, как мне кажется, я уже упоминал во время нашей беседы.

В любой химической реакции, будь то реакция деления или соединения, введение нового катализатора, каким бы ничтожным ни было бы его количество, может изменить весь темп и характер химического процесса или начать совершенно новый процесс.

Мы еще не покончили со всеми проблемами, присущими всем т.н. «научным» теориям о происхождении мира.

Нужно помнить, что вся наука основывается на наблюдении за различными реакциями и процессами поведения атомов в их нынешнем состоянии. В котором они сейчас существуют в природе. Ученые имеют дело с соединениями миллиардов атомов, которые уже связаны вместе и как-то соотносятся с другими существующими соединениями атомов. При этом ученые очень мало знают об атомах в их первоначальном состоянии. О том, как отдельный атом может взаимодействовать с другим отдельным атомом в условиях изоляции. Еще меньше они знают о том, как фрагменты отдельного атома могут взаимодействовать с другими фрагментами того же самого либо другого атома. Но в чем наука точно уверена (настолько, насколько любая наука вообще может быть в чем-то уверена) – так это в том, что взаимодействие отдельных атомов между собой совершенно отличается от взаимодействия одного соединения атомов с другим.

Теперь мы можем суммировать слабости и, более того, беспомощность т.н. «научных» теорий о происхождении и возрасте вселенной.

1) Эти теории были выдвинуты на основании данных, полученных в результате наблюдений в течение относительно короткого периода времени – всего лишь нескольких десятилетий, не более пары веков, во всяком случае.

2) Основываясь на известных (но отнюдь не совершенным образом) данных такого относительно малого диапазона, ученые осмеливаются строить теории, используя несовершенный метод экстраполяции, причем от следствия к причине назад на многие тысячи (а по их словам, аж на миллионы и миллиарды) лет!

3) Выдвигая подобные теории, они беспечно игнорируют факторы, повсеместно признанные всеми учеными. А именно, что на начальном этапе рождения вселенной температура, давление, радиация и множество других переломных факторов совершенно отличались от существующих в нынешнем состоянии вселенной.

4) Общепризнанным научно является мнение о том, что на первичной стадии должны были существовать множество радиоактивных элементов, которые теперь больше не существуют, или существуют, но лишь в минимальных количествах. Некоторые из этих элементов известны своим потенциалом переломного воздействия даже в микроскопических дозах.

5) Формирование мира, если принять эти теории, началось с процесса сочленения, связывания вместе отдельных атомов или их компонентов, образования сгустков и их консолидации, при котором были задействованы совершенно неизвестные процессы и параметры.

Короче говоря, из всех слабых научных теорий те, которые имеют дело с происхождением вселенной и ее возрастом, являются (по признанию самих же ученых) слабейшими из слабых.

Мало удивительного (и кстати, это одно из очевидных опровержений этих теорий) в том, что разнообразные научные теории, затрагивающие возраст вселенной, не только расходятся одна с другой, но многие из них совершенно несовместимы и взаимно исключают друг друга, поскольку максимальный возраст согласно одной теории оказывается меньше минимального возраста согласно другой.

Некритическое восприятие такой теории может привести человека только к ложным и непоследовательным рассуждениям.

Возьмите, к примеру, так называемую эволюционную теорию происхождения мира, которая основывается на предположении о том, что вселенная развилась из существующих атомов и внутриатомных частиц, которые, комбинируясь в ходе эволюционного процесса, образовали физическую вселенную и нашу планету, на которой каким-то образом тоже в результате эволюционного процесса развилась органическая жизнь, пока не появился homo sapiens.

Трудно понять, почему человек может с готовностью принимать идею создания атомов и внутриатомных частиц в состоянии заведомо непознаваемом и непостижимом, и при этом отказывается принять идею создания планет, или организмов, или человеческих существ в известном нам состоянии.

Аргумент о находках окаменелостей никоим образом не является убедительным доказательством древности Земли по следующим причинам.

1) Условия, существовавшие в доисторические времена: атмосферное давление, температура, радиация, неизвестные катализаторы и т.д. и т.п., как уже упоминалось, неизвестны. Эти условия могли быть причиной реакций и изменений совершенно иной природы и темпа нежели те, что известны по нынешним нормальным природным процессам. В силу этого нельзя исключить возможность того, что динозавры существовали 5722 года тому назад и окаменели вследствие чудовищных природных катаклизмов в считанные годы, а не за несколько миллионов лет. Поскольку у нас нет приемлемых методов измерения или способов расчета для тех неизвестных условий.

2) Даже если предположить, что период времени, который рассматривается Торой, как возраст мира, слишком мал для образования окаменелостей (хотя я не понимаю, как можно это утверждать категорически), мы все равно можем допустить возможность того, что Всевышний сотворил уже готовые окаменелости – кости или скелеты (по причинам, лучше всего известным Ему). Так же, как Он мог сотворить уже живые организмы, завершенного человека и готовые вещества, такие как нефть, уголь или алмазы, безо всякого эволюционного процесса.

На вопрос же: «Если все это так, то зачем вообще Б-гу нужно было творить окаменелости?» – ответ прост. Мы не можем знать причину, по которой Б-г предпочел один путь сотворения другому, и поэтому, какая бы теория сотворения ни была бы принята, такой вопрос останется без ответа. Вопрос: «Зачем создавать окаменелости?» – не более обоснован, чем вопрос: «Зачем создавать атомы?» Такой вопрос уж никак не может служить веским доводом в пользу эволюционной теории и, тем более, ее логическим основанием.

Что является научным основанием того, чтобы ограничивать процесс создания вселенной одним лишь эволюционным процессом, начинающимся с атомных и внутриатомных частиц (теория полная необъясненных пробелов и противоречий), и при этом исключать возможность сотворения согласно библейскому описанию? Ведь если принять последнее, то все детали встают на свои места, а все домыслы о происхождении и возрасте вселенной окажутся ненужными и нерелевантными.

И уж конечно эта возможность не может быть опровергнута вопросом: «Зачем Творцу надо было создавать готовую вселенную, если было бы достаточно создать соответствующее количество атомов или частиц, наделенных способностью соединяться и эволюционировать, которое бы, в конце концов, развилось в современный космический порядок?» Причем, этот вопрос становится еще более абсурдным, когда из него делают основу шаткой теории, как если б она строилась на твердых, неоспоримых доводах, отвергающих все прочие возможности.

Можно задать вопрос: «Если теории, пытающиеся объяснить происхождение и возраст мира столь слабы, почему же они вообще выдвигаются?» Ответ на это прост. Человеческой натуре присуще искать объяснение всему, что нас окружает. И любая теория, даже притянутая за уши, все же лучше чем ничего, по крайней мере до тех пор, пока не будет придумано что-нибудь более правдоподобное.

Вы можете спросить: «При отсутствии более удовлетворительной теории, почему этими учеными не принимается библейское описание сотворения?» Ответ на это, опять-таки, заложен в человеческой натуре. Человеку свойственна амбиция быть оригинальным и изобретательным. Принятие мнения Торы лишает человека возможности проявить свои аналитические и индуктивные таланты. Теперь, отвергая библейское описание, такой ученый должен придумать этому резонное оправдание, и поэтому он прибегает к тому, что объявляет его древней примитивной мифологией и т.п., поскольку не в состоянии на самом деле оспорить его научно.

Если Вас все еще беспокоит теория эволюции, я могу Вам сказать, не боясь быть опровергнутым, что не существует ни малейшего доказательства в поддержку этой теории. Напротив, в течение лет, прошедших с тех пор, как эта теория впервые была выдвинута, у исследователей была возможность наблюдать за определенными видами животных и растений, продолжительность жизни которых весьма коротка, на протяжении тысяч поколений, и при этом ни разу не было зафиксировано превращение одного вида в другой или, тем более, превращение растения в животное. Посему такая теория не может претендовать на место в арсенале эмпирической науки.

На самом деле, обсуждаемая теория эволюции не имеет никакого значения для библейского описания Сотворения. Поскольку, даже если бы эта теория была сегодня подтверждена и идея мутации видов была бы доказана в лабораторных экспериментах, это все равно не опровергло бы возможность того, что мир был сотворен так, как утверждается в Торе, а не в результате эволюционного процесса. Главной целью упоминания теории эволюции было проиллюстрировать то, как в высшей степени умозрительная и научно несостоятельная теория может пленить воображение людей, настроенных некритически. Настолько, что она даже предлагается в качестве «научного» объяснения загадки Творения, несмотря на тот факт, что сама теория эволюции научно не подтверждена и лишена каких-либо научных оснований.

Излишне говорить, что я вовсе не имею целью клеветать на науку или дискредитировать научную методику. Наука может действовать, только опираясь на определенные рабочие теории или гипотезы, даже если они не могут быть проверены. Хотя некоторые теории весьма живучи, даже будучи научно опровергнуты или дискредитированы (эволюционная теория – как раз такой случай). Научный прогресс не был бы возможен без принятия определенных физических законов, хотя нет никакой гарантии тому, что их формулировка останется незыблемой. Однако я действительно хочу подчеркнуть то, что наука, как упоминалось, имеет дело лишь с теориями, а не с несомненными фактами.

Любые научные выводы или обобщения могут быть лишь в большей или в меньшей степени достоверными, в зависимости от аккуратности обращения с полученными данными. И степень достоверности неизбежно падает по мере удаления от эмпирических фактов или с увеличением числа неизвестных величин и т.д., как уже было отмечено. Если Вы примите это во внимание, Вы легко осознаете, что на самом деле не может быть конфликта между любой научной теорией и Торой.

Из письма Любавического Ребе

Перевод р. Эли Когана