Двойной стандарт

«Суди о каждом с лучшей стороны». - Поучения отцов, 1:6

В житейском понимании это означает следующее. Обнаружив некую отрицательную черту у ближнего или же видя, что он совершает какой-то неблаговидный поступок, не говори в своем сердце: «он виновен».

Недаром еще одно из речений предостерегает: «Не суди ближнего, пока не побывал на его месте» (Поучения отцов, 2:5). Это мудрое и справедливое предостережение. Но ведь нам никогда не удается «побывать на месте другого»!

Действительно, разве можем мы с уверенностью сказать, как и в какой мере натура человека, его происхождение и воспитание или те обстоятельства, с которыми ему пришлось столкнуться, предопределили не только склад его характера, но и его поведение?

Предположим, из всего этого следует сделать обоснованный вывод – почему не стоит винить ближнего. Но ведь заповедь говорит не совсем об этом! Она призывает нас «судить о каждом с лучшей стороны». То есть заповедь настаивает: даже в недостатках ближнего мы должны стремиться увидеть отражение его достоинств.

Но возникает вопрос: как можно счесть достоинством проступки, например? Или: следует ли причислять к разряду достоинств неправедные деяния?

Пояснить этот кажущийся парадокс может другое высказывание: «Чем больше превосходит человек ближнего своего, тем больше наклонность его ко греху» (Сукко, 52а). В этой формуле заложен один из ключей к пониманию важнейшего положения Торы, утверждающей, что в своих действиях человек наделен «свободой выбора».

Но насколько мы приблизимся к истине, если будем говорить, что выбор каждого – свободен, что он совершен не под давлением обстоятельств?

И как можно осуществить «свободу выбора», если жизнь ставит всех в неравные условия?

Имеем ли мы право приравнивать моральный выбор человека, который вырос в окружении любящих домочадцев, в стабильности и достатке, получил превосходное образование, – к выбору того, кто знал одни лишения, рос среди чужих, в полной мере испил горькую чашу бездомности, бедности, неприкаянности и отчаяния?

Разве мы вправе одинаково судить того, кто уже от рождения был одарен тонким умом и отзывчивым сердцем, и того, кто обделен этими качествами? Разве их выбор одинаково «свободен»? Неужели они несут равную ответственность за совершаемые ими поступки?

Однако ответ на все эти вопросы – «да».

Равные при всех различиях

Конечно, нет двух одинаковых людей. Каждому дана его неповторимая жизнь, бросающая свой вызов и чреватая именно этими испытаниями, присущими именно этому человеку. Да, каждому даны именно такие – а не какие-то другие! – способности и возможности.

Но возможность свободного выбора означает, что Творец, создав каждого человека с присущими именно ему обстоятельствами жизни, также наделил его всем необходимым, чтобы достойно встретить предстоящий моральный выбор. Вспомним еще раз и вдумаемся в высказывание из талмудического трактата: «Чем больше превосходит человек ближнего своего, тем больше наклонность его ко греху».

Получается, что чем щедрее наделен человек талантами и способностями, тем большие искушения ему предстоят?! Значит, зло и порок, ищущие уловить его, – иные, нежели те, с которыми сталкивается обыкновенный, «средний человек»?

Так же больше препятствий и испытаний выпадает тому, кто щедрее наделен и большей твердостью, и недюжинными способностями преодолевать трудности.
Поэтому, если ближний совершил столь страшное преступление, что для вас невозможна сама мысль о чем-то подобном, если он осаждаем демонами столь ужасными, что вы не в силах даже помыслить о существовании столь черного зла, знайте, что этот несчастный наделен потенциальной способностью творить добро. Но способность эта вам неведома, ибо она во много раз превышает ваш уровень.

Если он поддался силам, чье могущество превышает всё, с чем доводилось вам сталкиваться, значит, он обладал внутренними ресурсами, которые необычайно богаты. По всей видимости, беда его в том, что он не использовал этот дар в полной мере и не позаботился о раскрытии его вовремя.

Иными словами, следует думать не о том, что представляет собой тот или иной человек, а о том, кем бы он мог быть. А значит, концентрировать внимание следует не на том, как способности человека обернулись во зло, но на том, каков был его изначальный потенциал для устремления к добру.

Единственное исключение

Мы должны о каждом судить с лучшей стороны, исключая самого себя.

Ибо всё сказанное применимо к другому человеку, но оказывается разрушительным, едва мы применим это к себе.

Представьте себе человека, заявляющего:
– Совершенно верно, я прожил жизнь кое-как, но только подумайте, на что я способен! Оцените мой ум, утонченность моих чувств, мои выдающиеся таланты! Это всё пребывает внутри меня. Что до того, что я не позаботился о реализации моего богатства? Ведь мое истинное «я» – таково. А уж насколько мне удалось его осуществить и явить миру – это вовсе значения не имеет.

Если мы беремся судить о жизни человека и его достижениях, то непременно следует помнить, что мы должны применять некий «двойной стандарт». А именно: помышляя о ближнем, мы обязаны исходить не столько из реальностей, составляющих его жизнь, сколько из заложенных в этом человеке возможностей.

Однако собственную ценность следует мерить нашими реальными достижениями и при этом неукоснительно помнить, что заложенный в нас потенциал – это «вещь в себе», и он никак не проявлен вовне.

Из книги «За буквой закона».
Автор: Ребе Менахем-Мендл Шнеерсон