Сыну еврейского отца

1000710_281063988705368_599405657_nВопрос: «Моя мать была протестанткой, а отец католиком, но бабушка по отцу была еврейкой. Ее семья пережила Холокост, потеряв часть родных. Мне известно, что, согласно еврейской традиции, я не являюсь евреем, но хоть это и так, я чувствую себя евреем. Я читаю книги о евреях, поддерживаю Израиль; у меня даже была бар-мицва. Самое ужасное заключается в том, что те, кто говорят мне о том, что я не еврей — раввины! По их мнению, если я хочу быть евреем, мне придется пройти гиюр. Мне это непонятно. Ведь мои предки пережили самое ужасное событие в истории еврейского народа. Зачем мне проходить гиюр, если я и так чувствую, что я еврей?»

Ответ: В древнем Израиле у каждого еврея была своя земля. Если человек был потомком одного из двенадцати колен, ему полагался определенный надел земли. Если еврей продавал свою землю, она снова переходила ему (или его наследникам) в юбилейный год, который наступал один раз в 50 лет. Человек был привязан к земле, и она была привязана к нему. Землю наследовали по отцовской линии — точно так же, как и принадлежность к колену.

Я рассказываю об этом потому, что, по закону Торы, аналогичные отношения существуют как между Торой и евреем, так и между евреем и его еврейством. Еврей может забыть о Торе, но она о нем не забудет никогда и вернется если не к нему, то к его детям, а если не к детям, то к внукам. Еврей может полагать, что он давно позабыл о своем еврействе, но он остается евреем, равно как и его дети, и дети его детей.
Как бы то ни было, у связи еврея с принадлежащим ему участком земли и между евреем и Торой есть несколько принципиальных отличий. Одно из них заключается в том, что когда еврей продает участок земли — хотя в юбилейный год участок вновь будет принадлежать ему — на определенный период он считается проданным. Но Тору и принадлежность к еврейскому народу продать невозможно.
Еще одно отличие заключается в том, что еврейство (а следовательно и отношения с Торой) передается не по отцовской, а по материнской линии. Возможно, эти различия связаны между собой — ведь по материнской линии глубже передается суть человека, которая не просто всегда возвращается, но и по сути никогда от него не уходит.
Несмотря ни на что, сын еврея, женившегося на нееврейке, может потребовать свою долю, доставшуюся ему в наследство от отца. И перед ним стоит трудный выбор (в отличие от сына еврейской матери, который по праву рождения становится частью еврейского народа). Сын отца-еврея должен сам решить, хочет ли он стать частью народа, к которому принадлежит его отец, и исполнять заповеди, возложенные на этот народ Торой. Если он действительно хочет этого, он должен предстать перед раввинским судом, а затем, в случае положительного решения, должен сделать обрезание и окунуться в микву.
Если вы выбираете этот путь, я готов предложить вам посильную помощь. Если вы передумаете, то, в любом случае, останетесь другом еврейского народа. У праведников, вне зависимости от их национальности и происхождения, тоже есть своя доля в будущем мире.

ИСТОЧНИК