Каждый выбирает для себя

В моей системе координат, иудаизм, который я исповедую и который пытаюсь донести до людей, не подразумевает наличие кого-либо, уполномоченного говорить от имени Творца, за исключением полных праведников, которых крайне мало в этом мире. Это те, кто полностью подчинил себя Всевышнему и никак не подвержен страстям, личным амбициям и слабостям в формировании и изложении своей точки зрения, проводники Его воли. Таких людей очень мало в каждом поколении, возможно, это всего лишь один единственный такой человек. Все остальные высказывают лишь своё личное видение, свой взгляд на иудаизм, своё понимание. Поэтому не надо впадать в смятение от того, что чьё-то видение или мнение не совпадает с вашим. Тем более, не надо думать, что есть одно единственное правильное мнение, а все остальные ошибаются.

Всевышний неохватен, и неохватна Его Тора, неохватны слово Б-жье и иудаизм. Мы, люди, отличаемся друг от друга образованием, интеллектом, опытом, количеством информации, личными склонностями; кто-то имеет больше способностей, кто-то меньше, в самых разных областях, но ни один человек не исчерпывает собой иудаизм. Данное предисловие необходимо, с моей точки зрения. Категорически необходимо!

Меня попросили объяснить разницу между воззрениями и мнениями раввинов Шерки и Вайнера, в том, что относиться к монотеистическому движению Бней Ноах. Оба упомянутых человека имеют разный опыт, разные подходы практически во всем, и я хочу выделить лишь принципиальные моменты.

Раввин Ури Шерки — блестящий полемист, идеолог, имеющий цельную и гармоничную систему взглядов. Он никогда, насколько мне известно, не претендовал на знание еврейского законодательства в том объеме, чтобы быть источником закона. То есть, он никоим образом не законодатель. Раввин Шерки говорит о своем видении, о своем восприятии и требованиях сегодняшнего дня. Он умен, талантлив и образован. Его мировоззрение относится к достаточно радикальной группе религиозного сионизма, я бы сказал, к прогрессистам. Это люди, которые делают далеко идущие выводы в оценке состояния современного мира и вызовов, который этот мир нам предъявляет. В русле своего видения он предлагает некие подходы к развитию причастности народов мира к служению Б-гу.

Раввин Мойше Вайнер, с другой стороны, не является ни полемистом, ни идеологом. Он не пытается, насколько я знаю, из личного знакомства и знакомства с его творчеством, увлекать массы, вести за собой путем проповеди, воззваний, картин светлого будущего и т.д. Он талмудист и законовед (с моей точки зрения, Вайнер — гений, но это мое личное мнение). Он занимается еврейским законодательством, теми рамками, которые оно накладывает на служение человека. Вызовы современности он пытается непротиворечиво вписать в еврейскую традицию и закон. Он, как уже было сказано, не пытается увлечь, он не трибун и не пропагандист. Раввин Вайнер формулирует обязывающие положения закона, исходя из сохраненной в еврейской традиции информации. И если он занимается экстраполяцией традиционного еврейского законодательства на нынешнюю ситуацию, то делает это в рамках приемов и норм, принятых в еврейской юриспруденции, еврейском законе.

Иначе говоря, это вечный конфликт между физиками и лириками. Есть люди, которые пытаются осмыслить этот мир, отобразить в нём себя, увидеть в сегодняшней ситуации зародыш завтрашнего дня. У них есть своё мировоззрение. А есть люди, которые занимаются законами и нормами, на которых этот мир и держится. Эти устои менее понятны, зачастую они гораздо менее соблазнительны для людей, которые не в состоянии оценить и постичь красоту подобных умозаключений и законодательную логику.

Тем не менее, согласно моей личной системе взглядов, со всеми своими вопросами я обращусь не к идеологам, не к пропагандистам, а к специалистам-экспертам, законоведам. Для того, чтобы знать, как себя вести и куда идти. Это мой выбор, и мне очевидно, что есть люди с другим мировосприятием. Я искренне считаю обоих названных раввинов блестящими умами и интеллектуалами высшей пробы, и уверен, что по смелости и красоте мышления эти люди достойны высшей оценки и похвалы. Но, повторюсь, если мне надо выяснить, что, следуя нашей святой Торе, входит, а что не входит в законодательную сферу ответственности нееврев в рамках служения Б-гу, то я, естественно, спрошу у раввина Вайнера и буду следовать его указаниям, поскольку самодеятельность в этих вопросах, с моей точки зрения, может иметь далеко идущие разрушительные последствия.

Дело в том, что духовные идеи должны получить материальное выражение. А оно должно соответствовать воле Всевышнего и никоим образом не быть произвольным. Я глубоко уверен, что человек, при любом уровне собственной убежденности и искренности, в принципе, не в состоянии предложить Б-гу служение, если это служение не инспирировано самим Творцом. То есть придумать, что я буду служить Б-гу так, как мне нравится или кажется правильным, если это не то, что предписано Им самим, с моей точки зрения, невозможно! Хотя Ему может нравиться движение души человека, его искренность, об этом много сказано: Б-гу, несомненно, важно и угодно «желание сердца»!

Мотивация человека имеет первоочередное значение, без всякого сомнения. Но при несопоставимости Творца и творения любая попытка последнего навязать Ему какие-то, не предназначенные Им самим для этой цели средства связи, опасна и абсурдна. Опасна не только из-за последствий или отсутствия оных, а с той точки зрения, что зачастую вступает в противоречие с желанием самого Творца и может причинить вред, как духовный, так и материальный.

В нашей главе «Ваикра» сказано: «И вы принесите жертву из себя». Это «вы» относится к еврейскому народу. Я говорю не о духовном прообразе жертвы, а о ритуале жертвоприношения, как оно прописано в Торе. Написано, что у Всевышнего от обоняния дыма сжигаемых жертв есть удовольствие, «нахас руах», и великий комментатор Писания Раши объясняет, что оно не от вонючего запаха горящей плоти скотины, а от того, что выполнили Его волю. Обратите внимание, что удовольствие именно от послушания, от подчиненности человека воле Творца, от того, что человек соотносит свои желания и потребности с волей Б-га. Поэтому жертвы в храме были жесточайшим образом регламентированы, и этому посвящена вся книга «Ваикра»: какие жертвы, когда их приносят, каким образом, в каком порядке, кто это делает, какие действия совершает и прочее. Если этот ритуал лишен внутреннего содержания, то он просто бессмысленный, но если есть много внутреннего содержания, но нет ритуала, то произошел убой скота, с большим внутренним содержанием, но жертвой это так и не стало, и угодным Б-гу тоже не является. Ибо Ему угодно выполнение Его воли, и Он дал нам уникальную возможность ей следовать. Каждый раз, когда мы пытаемся подменить её своими идеями, мы, естественным образом, попадаем в абсурдную, гротескную ситуацию, которая может вызвать только сожаление или, в лучшем случае, симпатию своей детскостью и непосредственностью. Категорически нельзя считать, что такой способ достижения духовных целей есть эффективная самореализация и следование воле Творца!

Я настоятельно советую услышать, что я говорю. Нельзя дезавуировать, отменить и объявить неважным движение души, ведь именно оно — это то, что принадлежит собственно человеку. Это и есть то, что мы от себя можем вложить в наши деяния, потому что они сами, с другой стороны, должны быть регламентированы Творцом и соответствовать Его воле, а не моим прихотям. Даже если я хочу понравиться людям, то не стоит навязывать им мои желания, это очень плохой способ завоевать их расположение. Тем более, такое поведение недопустимо по отношению к Творцу этого благословенного мира. Если мы хотим, чтобы что-то действительно состоялось, то надо использовать те средства и возможности, которые милостиво представлены нам Свыше, а не быть убежденными в том, что раз мне что-то нравится, то я, как-нибудь, заставлю Б-га тоже это принять. Не заставите!

Это подводит нас к еще одной идее из нашей главы. Прежде чем принести жертвоприношение, животное всегда проверяли на отсутствие изъянов и болезней. Только после того, как оно было проверено и признано беспорочным, оно могло быть принесено в жертву. Когда мы говорим о духовных жертвах, о тех самых, которые не регламентированы только для евреев, а относятся ко всем людям, то есть, когда себя приносят в жертву Служению — свое время, силы, желания, амбиции, — то, принося их, мы подчиняем их Б-гу, чтобы лишь Его воля выступала в качестве критерия оценки нашего поведения. При принесении подобной жертвы первичным должен быть самоотчет, самоанализ. Человек должен проверить мотивы своего поведения, свои намерения, на эгоизм, эгоцентризм, на то, действительно ли он собирается принести жертву Б-гу и совпадает ли приносимое с желанием Того, Кому она предназначена. Соответствует ли сам человек тем нормативам, которые он считает для себя обязательными. Именно тогда мы начинаем понимать некоторые детали ритуалов, которые имеют духовное значение.

Когда человек приносит в жертву свою скотину, неважно, крупная она или мелкая, он сначала перерезает ей горло. И делает он так не потому что она от этого исправляется, а потому, что эта тушка должна быть лишена жизненности, должна перестать чувствовать себя полной энергии и сил, она должна умереть. Существование животного оправдано лишь тогда, когда оно предназначено для чего-то гораздо более значительного, чем оно само. Жертвенная кровь должна быть выплеснута на жертвенник, то есть, наши способности, переживания, страсти, должны быть посвящены Творцу, они должны быть направлены на Служение. Кровь, символ страстей и жизненных сил, именно поэтому запрещена евреям в пищу. И вот это кипение крови, бурление страстей, уместно и эффективно, но лишь в том случае, если оно выплеснуто на жертвенник. Это и есть принесение жертвы Всевышнему, а отнюдь не способ самовыражения и самолюбования.

После этого ты понимаешь, принята ли твоя жертва или нет. Если происходящее дает тебе силы, если ты загораешься тем, что делаешь, если эта действительно жертва, а не хитрый способ подсунуть Б-гу свои желания и только упаковать их в рамки служения, если это действительно предназначено Ему, и ты действительно делаешь все ради этого, в таком случае сверху сходит подлинный огонь – это и есть знак того, что жертва принята. То, что у тебя есть силы, то, что у тебя есть желание служить Ему — это индикатор того, что ты действуешь в правильном направлении. Жертвенность Б-гу не обессиливает человека, а придает ему силы. Огонь спускается сверху, это показатель того, что произошло то, ради чего все затевалось!

Грех зачастую отличается от заповеди лишь тем, что тобою в него вложено. Одно и то же деяние может быть абсолютно разнонаправленным. Вопрос – на что ты это тратишь, на что направишь? На себя, или на Него? К примеру, сегодня я увидел у одного из моих друзей-неевреев обращенный ко всем призыв молиться по предназначенному для евреев молитвеннику. Но ведь он не предназначен для неевреев! А ведь молитва – замена жертвоприношений. Не надо говорить неправду, даже с самыми лучшими намерениями, не надо делать вид, что какие-то вещи, только по причине того, что они привычны и симпатичны, становятся жертвой Б-гу! Уже есть молитвенник, предназначенный для нужд искренне верующих неевреев, желающих служить Б-гу и обращать к Нему свои молитвы. Нееврей может молиться своими словами или используя псалмы Давида, или молиться, используя специальный молитвенник, который мы создали как раз для этих целей — это и есть то, что должен делать нормальный человек, если он хочет, чтобы состоялось что-то настоящее, а не успокоить свою совесть и потешить самолюбие.

Раввин Ишая Гиссер