Запрет грабежа и разбоя

«И упрекал Авраам Авимэлэха из-за колодца воды, который отняли рабы Авимэлэха» (Берешит, 21:25).

Что именно отняли у Авраама рабы Авимэлэха? Воду из колодца или сам колодец? Отнятие воды приравнивается к грабежу движимого имущества, а отнятие колодца – к насильственному отнятию земли.

Простой смысл этого отрывка заложен во фразе «из-за колодца воды» (а не просто «из-за воды»), а также в том, что Авраам упрекал Авимэлэха, ведь из этих ключевых моментов мы можем сделать вывод, что речь здесь идет о серьезном грабеже – насильственном присвоении чужой земли. И из того факта, что Авраам уплатил Авимэлэху за колодец, дав ему за него семь овец, а особенно исходя из описания поступка рабов, который был описан как грабеж (разъяснения приведем ниже), становится ясно, что рабы присвоили насильственным путем именно сам колодец.

Среди авторитетов Еврейского Закона существуют диспуты о том, возможно ли насильственным путем присвоить землю. Ведь ее невозможно подвинуть, перенести куда-либо, она навеки будет находиться на определенном месте. Поэтому существует мнение в Еврейском Законе, что Законы Торы не отождествляют в полной мере отнятие земли с грабежом, поскольку физически земля всегда будет находиться в распоряжении ее владельцев. Однако в простом смысле, в котором мы понимаем повествование Торы, а также исходя из обычного человеческого разума, насильственное завладение чужой землей, а также причинение владельцам всяческих препятствий в использовании этой земли считается подлинным грабежом.

Исходя из данного суждения, рассматриваемый отрывок из Торы можно объяснить так: рабы Авимэлэха силой завладели колодцем и чинили всяческие препятствия для рабов Авраама в использовании ими колодца Авраама.

Постановление наших мудрецов о семи заповедях для Бней Ноах (Сангедрин 56) гласит: «Семь заповедей было заповедано Бней Ноах — обязанность правосудия, обязанность почитание Б-га, запрет идолопоклонства, запрет прелюбодеяния, запрет кровопролитий, запрет отнятия части, отрезанной от живой плоти». В последнем запрете для передачи слова «отнятие» употребляется слово «грабеж» (на иврите «гезель»). Данное обстоятельство требует разъяснения. Существует два похожих запрета: кража (или воровство) и грабеж. Почему же наши мудрецы, указывая на один из запретов, употребили именно слово «грабеж», а не слово «воровство или кража» (на иврите «гнива»)? Понятие кражи включается в понятие грабежа, и Бней Ноах запрещается и грабеж и кража. Однако вопрос в том, почему при общем описании запрета употребляется именно слово грабеж, а не слово кража?

Воровством или кражей считается присвоение чужого имущества втайне от его владельца. Грабеж же – насильственное присвоение чужого имущество прилюдно, или, по крайней мере, в присутствии ограбленного лица.

Разница заключается в том, что кража – это больше имущественное преступление, в котором не усматривается прямое оскорбление личности. Грабеж в свою очередь наряду с нанесением имущественного вреда человеку влечет за собой унижение достоинства человека, а именно – в открытое попрание права владельца на свою собственность. Если бы рабы Авимэлэха брали воду из колодца Авраама втайне, их действия носили бы название «кража» или «воровство». Однако извлечение воды из колодца прилюдно против воли его владельцев является грабежом. Отсюда следует, что рабы Авимэлэха ограбили рабов Авраама, отняв у них право на использование самого колодца.

По какой же причине наши мудрецы считают и называют запрет присвоения чужого имущества грабежом? Тяжесть запрета грабежа вытекает не только из того, что грабитель наносит имущественный и моральный ущерб человеку, но и причиняет вред обществу, правосудию.

Совершающий грабеж пренебрегает Законом, тогда как совершающий кражу Закона страшится, поэтому делает свои деяния скрытно. Если бы основная часть запрета касалась бы запрета на присвоение чужого имущества без разрешения владельца, можно было бы считать, что Бней Ноах было заповедано не совершать краж, которые относятся в большей мере к преступлениям против собственности, а не против личности. Отсюда мы можем сделать вывод, что запретом именно грабежа достигается предотвращение против личности в частности и общества в целом, достигается соблюдения законности общества.

В этом смысл того, что «И упрекал Авраам Авимэлэха из-за колодца воды, который отняли рабы Авимэлэха». Упрек Авраама!! Авраам не только протестует против того, что рабы Авимэлэха украли у него право на пользование колодцем, он не только увещевает Авимэлэха о том, что его люди попрали его достоинство и достоинство его людей, он упрекает Авимэлэха в нарушении Закона! Самым наглядным примером нарушения Закона в государстве служит захват земли. Поэтому Авраам упрекает Авимэлэха в том, что он, царь, призванный радеть за правосудие и справедливость в своей стране, попустительствует нарушению Закона, разрешая своим рабам заниматься грабежом в виде присвоения колодца.

Кроме того, как пишут наши мудрецы «Приговор поколению потопа был подписан за их грабительские деяния». Разбой, о котором упоминалось в Торе – вид грабежа (а не кражи или воровства). Грабеж и разбой – деяния, которые совершаются прилюдно, на глазах у всех. Поколение потопа было наказано за попрание Закона.

То есть не только за грабежи, совершенные отдельными личностями, не только за единичные нарушения Закона и попрание заповедей отдельными индивидами, а за попустительство грабежам и разбойным деяниям со стороны общества и правителей! Такое попустительство ведет к уничтожению общества, которое не может существовать при таких условиях.

Отсюда можно сделать вывод, что человек может при желании простить другого за то, что тот обокрал его, забрав имущество. Однако человек ни в коем случае не имеет право попустительствовать разрушению общества, не может молчаливо соглашаться с грабежами и разбоями, массового нарушения Закона на глазах у всего народа, ведь это уже не преступление против имущества, а угроза существованию общества!

И поэтому Авраам «…упрекал Авраам Авимэлэха из-за колодца воды, который отняли рабы Авимэлэха» — если бы речь шла только об имуществе, Авраам при желании мог бы промолчать, простить кому бы то ни было кражу своего личного имущества. Но о попрании Законов в виде грабежа нельзя молчать, поэтому Авраам был обязан выразить протест!