Преображение мироздания

Благая природа трансформации ближнего

Возможность для трансформации ближнего, его преображения всегда открыта. Человек отзывается на попытку трансформации прежде всего тогда, когда присущие ему положительные мотивации и врожденные добродетели получают возможность реализоваться в действии.

Почему же предпочтение отдается действиям в материальном мире?

Рабби Шнеур-Залман из Ляд, пишет, что «цель ишталшелус (последовательного схождения) миров, следующих, в соответствии с чином своим, от высшего к низшему, лежит не в высших мирах – это из их перспективы развертывание миров есть низвержение, шаг за шагом… Истинная цель творения есть дольний мир, ибо Святой, будь Он благословен, возжелал иметь обитель в низших мирах».

Пути трансформации мироздания

Фрагмент Торы, описывающий события, связанные с Потопом, читается в последнюю неделю месяца тишрей. Заметим, наши мысли в течение этого месяца должны быть отданы духовному – тишрей «посвящен» духовным усилиям человека. С началом следующего месяца – хешвана – мы заново погружаемся в земное, стремясь прежде всего к его очищению, к преображению дольнего мира. Пройдя через духовную экзальтацию месяца тишрей, мы должны заботиться, чтобы на всех наших помыслах и деяниях лежал отблеск святости, которым был насыщен предыдущий период. Это переход от возвышенного к земному.

Но почему наш переход к активному «служению Б-гу в мире дольнем» (а именно в этом цель человеческого бытия) отмечен чтением текста о Потопе, заставляющего трепетать и погружающего нас в мрачные раздумья?

Текст о Потопе – это прежде всего текст о творении «нового мира». Историю Ноаха лишь в ее начальной части можно рассматривать как историю о неблагоприятном, обернувшемся катастрофой столкновении человека с миром материальности. Ее же конец, когда Ноах покидает Ковчег, повествует нам о человеке, оставшемся лицом к лицу с миром после того, как тот был обновлен.

В комментарии мидраша о Ноахе, ступившем из Ковчега на землю, сказано, что «видел он мир новый» (Брейшис Раба, 30:8): здесь подразумевается не только «новое» состояние мира по сравнению с «допотопным», уничтоженным разлившимися водами, но состояние вполне «новое», в том числе по отношению к миру, каким он был явлен сразу после Творения.

Можно задаться вопросом: как же так, почему мир Ноаха, со всей его предысторией от грехопадения до Потопа, качественно «новее» мира, каким он был сразу после Творения? Но это именно так: можно говорить об улучшении мира по сравнению с тем, каким он был до Потопа. Можно даже говорить о привнесении в этот мир качества стабильности, не присущего допотопному миру, ибо сказано Вседержителем: «Впредь, во все дни земли сеяние и жатва, холод и тепло, лето и зима, день и ночь не прекратятся» (Брейшис, 8:22). Вновь возникают вопросы. Разве эта новизна может сравниться с новизной мира, только что сотворенного из ничего? Разве повествование Торы о Сотворении мира не звучит значительно более радостно, чем рассказ о Потопе? А ведь радость – величайший из источников вдохновения!..

Рассказ о Ноахе содержит источник вдохновения более глубокий, чем повествование в самом начале книги Брейшис: с событий после Потопа начинается процесс трансформации мира, очищения и движения к той цели, во имя которой мир был создан. Именно с Ноаха человек становится настоящим соработником Б-га и начинает приготовлять Творцу «обитель в нижних мирах». С этой точки зрения рассказ о Потопе воистину является источником величайшего вдохновения, которым следует проникнуться всем нам, стараясь, по мере сил, служить Б-гу. Именно поэтому наше годовое служение открывается чтением этого текста.

Сравнивая два повествования о «началах» мира – рассказ о Творении в книге Брейшис и рассказ о начале, положенном Потопом, в главе Ноах, Ребе отмечает: Тора начинается с повествования о трансформации ничто в нечто, когда мироздание вызывается к бытию ex nihilo. И в этом смысле Сотворение мира принадлежит первой стадии трехчастной парадигмы.

Первая, идеальная стадия связана с изначальным замыслом, когда индивидуальное «прислушивается» к Б-жественному замыслу и «сопрягается» с ним.

Затем наступает черед следующего этапа, на котором ищутся пути реализации этого замысла в «сопротивляющемся» и «неподатливом» окружении. И лишь затем наступает заключительная стадия реализации, на которой идеал обретает зримое воплощение.

Последняя стадия важнее первой, она – «выше» ее, ибо начало служит завершению основанием и тем самым уступает ему. Глава Ноах говорит о реализации второй стадии указанной парадигмы: в ходе трансформации происходит поиск того, как материальное может быть «возвращено» к духовным измерениям, которые служили для него своего рода «лекалом».

Рассказ о Потопе – это рассказ о пере-Сотворении мира: физически существующее было возвращено в небытие, сведено к ничто, из которого оно вышло. Уникальное свойство человека заключается в том, что он наделен способностью к трансформации разных аспектов физического мира и потому может быть соработником Б-га в Творении. Благодаря соучастию человека физическая природа тварного мира, не причастная духовному напрямую, преображается – человек вовлекает ее в действие духовного, и, шаг за шагом, бытие меняется, чтобы стать тем, чем ему назначено в Б-жьем замысле. Потому преображение мироздания при участии человека – это достижение даже большее, чем сотворение мира из ничего.

Мудрецы Талмуда считали, что обращение сущего в не-сущее – достижение большее, чем выявление физической сущности из небытия и наделение ее существованием.

Потоп нельзя рассматривать в качестве кары как таковой. Кара – это окончательный приговор, то есть действие, которое, свершившись раз, не изменяет уже характер своего бытия. Кара, свершившись однажды, продолжает пребывать неизменной. А длительность Потопа ограничилась сорока днями. Значит, в Потопе следует видеть не столько кару, сколько средство очищения и преображения мира. Потоп был критическим событием в истории мироздания, но вместе с тем самой нижней точкой в процессе очищения, возвышения и преображения мира.

Есть комментарий Раши к стиху «И был дождь на земле сорок дней и сорок ночей» (Брейшис, 7:12), где указывается, что поначалу дождь был умеренным. Раши пишет об этом стихе: «А ниже сказано: “и был потоп” (7:17). Однако ниспосылая <на землю воды>, Он <вначале> ниспослал их с милосердием, чтобы, если люди раскаются, они стали дождями благодатными. Но поскольку те не раскаялись, <воды> стали потопом». То есть, даже начавшись, Потоп еще был призывом к покаянию, тшува: даже на этом этапе для живущих оставалась возможность измениться и избежать гибели в водах Потопа. Б-жественная воля даже при начале Потопа была направлена на преображение людей, а через них – всего мира, но не встретила поддержки ни в ком, кроме Ноаха. Ноах был единственный в своем поколении, кто внял этому призыву к покаянию, и тем самым стал проводником Б-жественной воли в отношении мироздания. То есть Ноах был первым человеком, чьи деяния послужили трансформации дольнего мира в обитель Б-га.

Первичность деяний

Рабби Исроэль Баал-Шем-Тов утверждает, что нисхождение души в тело, где ей суждено пребывать около семидесяти-восьмидесяти лет, оправдано, если за это время человек совершит хотя бы один альтруистический поступок, радея не о себе, а о ближнем. И не важно, имеет ли этот поступок материальную или духовную природу. Человек не ведает, в каком именно деянии будет реализован истинный смысл и суть его земной миссии (о том, что нам не дано это знать, напоминает стих псалма: «Знаков наших не увидели мы, нет больше пророка, и не с нами знающий – доколе?» (Теилим, 74:9). А потому всякий контакт с ближним следует воспринимать как акт, через который может осуществиться глубочайший смысл нашего существования. Тем большее значение имеют совершаемые нами поступки. В сущности, любой из них может оказаться определяющим для всей нашей жизни.

Определяющее значение событий, совершающихся в нашем, физическом мире имеют именно поступки: само функционирование «духовных царств» зависит от решений, принятых людьми и укорененных в «мире действия».

Еще о характере трансформации

Во времена Потопа полное уничтожение общества, как оно существовало в ту пору, было условием трансформации мироздания: «И стерлось всякое существо, что на поверхности земли, от человека до скота, и гада, и птицы небесной, – и стерлись они с земли; и остался только Ноах и те, что с ним в Ковчеге» (Брейшис, 7:23). Но после Потопа «стирание», уничтожение предшествующей стадии уже более никогда не становилось условием трансформации. В Торе читаем: «и сказал Г-сподь в сердце Своем: Не буду более проклинать землю за человека, ибо помысел сердца человека зол от молодости его, и не буду более поражать всё живущее, как Я сделал» (Брейшис, 8:21). Комментируя это место, Раши подчеркивает: «не буду более... и не буду более. Повтор слова <служит> для <выражения> клятвы. К сему <относится> сказанное: “Как клялся Я, что воды Ноаха не пройдут вновь по земле” (Ишаяу, 54:9)». Здесь отрицается сама возможность того, что разрушение мира может быть повторено. В мире после Потопа действуют только созидательные, а не разрушительные средства трансформации.

Отныне задача выглядит не так, что единственный способ подвести материальное к той духовной цели, которая является сутью его существования, заключается в том, чтобы это материальное уничтожить. Теперь материальное должно пройти процесс возвышения и раскрытия истинного смысла его существования, то есть выявить Б-жественную сущность, сокрытую под покровом материальности. Напомним формулу Рамбама, утверждавшего, что Б-жественность есть суть всего сущего в физическом мире (Законы основ Торы, 1:1).

О том же самом Б-г говорит Аврааму, когда требует от него изменить свою жизнь и жизнь окружающих. От Авраама вовсе не требуется полностью перечеркнуть всю свою жизнь, предшествующую этому моменту. Отныне для человека открыт путь раскаяния, тшува, – путь преображения и трансформации, не требующий полного, всеохватывающего самоотрицания. От человека требуется отнюдь не коллапс, а восхождение на иную, более высокую ступень, возвышение того, что заложено в нем от природы, до уровня нового идеала.

Преображение мира – это процесс, не требующий тотального революционного изменения всего его порядка. Этот процесс осуществляется посредством накопления множества индивидуальных поступков, направленных на благо – и в конечном счете меняющих этот мир.

Адаптированое изложение.

Из книги «Учение об учении».
Автор: Любавичский Ребе Менахем-Мендл Шнеерсон