Первая мысль — от Б-га?

озарениеВопрос: В последнее время начал много задумываться о том, всегда ли стоит руководствоваться своими действиями по первой мысли? Как бытует поговорка: «Первая мысль — от Б-га»?

Ответ: Когда я в молодости учился рисовать, моя мама, сама художник и преподаватель, часто говорила мне, что первая мысль всегда правильная, в чем я постоянно убеждался. Вот, придет в голову идея, но я ее отвергаю, ищу другие, исправляю, переделываю, и в какой-то момент обнаруживаю, что незаметно для себя вернулся к той, первой. Но это в рисовании.

А Вы заметили, что это работает и в других областях. Я тоже это замечал, и не раз.

Когда предпоследний Любавичский Ребе рабби Йесеф-Ицхак умер в 1950 году, или, словами его приемника рабби Менахема-Менделя, «дал повод думать, что умер» [1], его ученики и последователи – хасиды – потеряли возможность обращаться к нему с вопросами. Некоторые, кто уже тогда видел в рабби Менахеме-Менделе приемника, стали обращаться за советами к нему. Одному из таких посетителей молодой рабби, который принял на себя обязанности Ребе не сразу, и тогда еще не им не являлся, сказал, чтобы он пошел на могилу рабби Йосефа-Ицхака и спросил его самого. «Как же я узнаю, что именно будет ответом?» – спросил тот. «Первая мысль, которая к тебе придет, и будет ответом», – сказал рабби Менахем-Мендель. Я об этом читал, но не помню где, поэтому ссылку дать не могу.

Однако…

Если бы наша душа была чистой, то есть, абсолютно чистой без всякой примеси зла, то это был бы правильный подход. Я слышал от одного большого раввина и каббалиста, что в будущем, когда мир будет исправлен полностью и очищен, первая мысль и будет правильной. Ибо чистая душа сама интуитивно чувствует, что правильно, а что нет.

Однако души нас, простых людей, состоят из смеси добра и зла [2]  и никогда нельзя знать, откуда пришла первая мысль, да и не первая тоже. В случае с предпоследним Ребе понятно, он праведник, и первая мысль в его присутствии, даже на его могиле – правильная. Но наши собственные мысли вовсе не обязательно приходят со стороны добра. Возможно, что они приходят со стороны зла, и в этом, собственно, заключается служение человека – разделить добро и зло в своей душе. Следует очень внимательно проверять свои мысли, как об этом написано в книге Тания.

Чтобы далеко не ходить, возьмем пример Ноаха. После Потопа, когда он вышел из ковчега, ему пришла в голову мысль посадить виноградник и сделать вино. Я представляю себя не его месте, – если бы я год пробыл в заключении да еще бы каждый день тяжело работал, ведь всех животных надо кормить и за всеми ухаживать, а у меня дома только один цыпленок поднимает меня ни свет ни заря, – то выйдя через год на волю и увидев наконец свет и горный простор, я бы захотел отметить такое событие. Тем более хорошим домашним вином. Однако из этого вышла беда, как написано в Торе в главе Ноах.

Еще пример того, что не все, что «от Б-га», действительно от Б-га. Первый человек Адам согрешил от того, что послушался жену. Перед Б-гом он оправдывался тем, что жену дал ему сам Б-г, поэтому от нее может исходить только добро и только правильные советы. Мы же понимаем, что жена не обязательно должна быть другим человеком, это может быть пассивная сторона сознания самого человека. Женщина в себя принимает, и в человеке есть сторона, которая принимает мысли – «мне пришла мысль». Не зря мы говорим, что мысль «пришла», в самих этих словах заложено понимание того, что пришедшая мысль не плод труда ума, а она пришла «откуда-то со стороны». На иврите для таких мыслей есть разные слова: «махшава» и «ѓирѓур», мысли, которые человек думает сознательно, и мысли, которые приходят сами. Так вот, когда мысль приходит сама, сознание человека здесь выступает «женщиной». Если человек соглашается эту мысль принять и продолжает думать ее сознательно, сознание его становится «мужчиной».

Историю с соблазнением Адама можно представить именно в таком свете: Адам считал, что «первая мысль – от Б-га». Но ведь это – схема, а разве Б-г укладывается в схему, которая всегда действует одинаково во всех случаях?

Б-г одинаков лишь тогда, когда Он сам решил быть таким и выразил это явно, то есть в заповедях. Но когда Б-г предстает перед нами в виде окружающего нас мира, то мы видим лишь форму, но не содержание, а форма очень даже обманчива, ибо содержание, после греха первого человека, является смесью добра и зла.

Поэтому, – пора переходить к заключению, – хотя идея сама по себе правильная и ей есть обоснование в Торе, тем не менее на практике невозможно ею руководствоваться, это правило не действует всегда, во всех случаях. Ибо первая мысль выражает то, что человеку свойственно, что в него органически встроено, а это не обязательно правильно. При этом, как кажется, к первой мысли следует относиться с особым вниманием и не отказываться от нее прежде, чем для этого будут веские основания.

Примечания

[1]  Торат Менахем 5711, ч. 2, стр. 35-36.
[2]  Инъяна шель торат ѓа-хасидут, сноска 15*.

Отвечал: р. Хаим Фильцер.