О сновидениях. Зигмунд Фрейд и Каббала

О, сновидения! Основа психоанализа! Через них психология стала частью жизни обычных людей! Способность анализировать сновидения открыло новый путь в лечении душевнобольных! «Толкование сновидений»  ̶  главная книга психоанализа! «Эта книга,  ̶  писал Фрейд  ̶  содержит самое ценное из открытий, которые благосклонная судьба позволила мне совершить». Очень немногие идеи оказали столь широкое и мощное воздействие на все человечество.

Интересно вот что: публику сновидения интересуют, чтобы подглядеть будущее, а психоанализ ̶ прошлое. Прошлое ценнее, ибо позволяет лечить. Знания о прошлом помогают исправить настоящее, а ведь из него вырастает будущее. В каббалистических книгах (задолго до психоанализа) снам уделяется большое место. Говорится, что ночью снится то, о чем человек думал в течение дня. Это могла быть мимолетная мысль тенью пролетающей птицы, человек ее вообще не заметил, но она была, иначе бы она не приснилась. Даже невероятное  ̶  слон входит в угольное ушко[1]  ̶  снится, лишь если человек думал об этом днем.

Чем полезны сновидения в служении Б-гу? Они помогают правильно оценить себя. Мы склонны завышать оценку собственного духовного уровня, мол, если ночью снится дрянь, но днем речь и поведение мы контролируем, то и переживать не о чем  ̶  мы вполне праведны, положительны. Да, главное, именно то, как человек себя ведет, а не то, что ему снится. Тем не менее, нужно исправить и мысли, и сам образ мышления и мировосприятия. А для этого нужно точно определить, где находишься. Но вернемся к психоанализу.

Процесс толкования снов представляет собой «перевод» явного содержания сна в те скрытые мысли, которые его инициировали.

Фрейд высказал мнение, согласно которому образы, воспринимаемые сновидцем, являются результатом работы сновидения, выражающейся в смещении (несущественные представления обретают высокую ценность, изначально присущую другому явлению), сгущении (в одном представлении совпадает множество значений, образуемых через ассоциативные цепочки) и замещении (замена конкретных мыслей символами и образами).

Рассмотрим эти понятия в контексте монотеизма.

Смещение: несущественные представления обретают высокую ценность, изначально присущую другому явлению.

В переводе на язык монотеизма это звучит так: материальное обретает высокую ценность, изначально присущую духовному.

Мидраш говорит, что в момент Синайского откровения люди слышали то, что обычно видят, и видели то, что обычно слышат. Как написано: «И весь народ видел громы»[2]. Каббала объясняет: видим мы то, что близко, слышим то, что далеко. Материальное мы видим, духовное слышим. Материальное близко и ясно, мы понимаем его сущность. Духовное далеко, о нем мы знаем лишь то, что оно есть и как-то влияет на материальное. Природу духовного не постигаем.

Когда Б-г открылся на горе Синай, все стало наоборот: духовное стало близким и очевидным, материальное далеким и непонятным.

Есть притча: новая душа собирается спуститься в материальный мир, а ей навстречу поднимается душа, свой путь земной завершившая. Новая душа с восторгом спрашивает: «А правда, что там есть этакие желтые кружочки, с помощью которых можно делать добрые дела?». «Да,  ̶  отвечает та.  ̶  И называются они  ̶  деньги! Деньги!! Деньги!!! Их должно быть много!!!! Очень много!!!!!»

Так вот, настоящей ценностью является духовное. От животного человек отличается еще и тем, что тянется вверх, к тому, что выше него. Человек умеет смотреть в небо, потому и создан прямоходящим. А скотина ходит горизонтально, ибо в небо не смотрит, такой потребности не имеет. И неважно, что есть животные, которые могут задирать морду кверху, не о физиологии речь. Хотя... символ всего скотского ̶ животное с пятачком ̶ не может поднять голову вверх в самом обычном физиологическом смысле.

Когда животное стремится к еде, это естественно, оно не знает иного. Но человек, стремящийся к телесному, хуже животного, ибо он  ̶  человек, а ведет себя, как животное. Душа его спустилась из духовного мира и оделась в материальное тело, чтобы исправить себя и подняться еще выше, чем она была до этого. А человек бегает за материальным и не только не исправляет, но опускает душу еще ниже.

Как-то я беседовал со знакомым психологом. Зашла речь о том, что в книге Эц Хаим раби Хаим Виталь приводит взгляд современной ему науки на то, что обезьяна является переходным звеном между животным и человеком. «Обезьяна не человек!  ̶  возмутился мой друг.  ̶  Она штаны не носит!».

«Вот ты смеешься,  ̶  продолжает он после паузы, которую сделал, наверное, специально, чтобы дождаться моей улыбки, ̶ но имеется в виду, что они тело не украшают. Не обязательно это должны быть штаны. Но люди, даже если ходят без одежды, украшают свое тело: татуировки, шрамы, бусы, краска, и так далее, а у обезьян этого нет».

Так вот, животные были созданы тело и душа вместе. А человек  ̶  сначала тело, а потом отдельно душа. Поэтому человек смотрит на свое тело как бы со стороны, а у животных тело часть их личности.

Более подробно. Расстояние между душой и телом в человеке несравнимо больше, чем у животного. Животные сотворены, как и растения, из земли: «И сказал Б-г: «Да произведет земля душу живую по роду ее, скотов, и гадов, и зверей земных...»» [3]. Их тело и душа с соседних уровней: тело с уровня растений, а душа с уровня животных. Животные, это растения, которые отделились от земли и стали передвигаться свободно. Ну, плюс, еще у них душа животного. У человека не так. У человека тело с самого нижнего уровня ̶ из праха, а душа с самого высокого.

Для человека все телесное должно быть далеким[4]. Когда мир будет исправлен, так оно и будет. Об этом написано: «В те дни не будет ни голода, ни войн, ни зависти, ни соперничества, блага земные будут в изобилии, и всевозможные яства  ̶  как прах земной, и все будут заняты исключительно постижением Б-га»[5]. Слова «яства, как прах земной» можно понять двояко: 1) они будут в изобилии, 2) в глазах людей они потеряют всякую ценность.

В каббале говорится, что вначале, в первый день Творения, материальные и духовные наслаждения были смешаны, не было в них разницы. Но на второй день Б-г разделил между верхними водами и нижними. Вода ̶ источник жизни, а также от нее произрастают все виды наслаждений[6]. «И река выходит из Эдена (Эдема) орошать сад»[7]  ̶  Райский сад.

Слово Эден означает «наслаждение, удовольствие», а также «утонченность, нежность». Вначале материальные удовольствия были утонченными, как духовные, не было между ними разницы. Но после разделения вод, нижние воды опустились вниз и огрубились, а верхние стали более чистыми Аллегория этому вино в процессе производства, оно разделяется на чистое вино и осадок. Когда осадок опускается, вкус вина улучшается во много раз, а осадок (который изначально не был заметен как отдельная сущность), сгущается и грубеет.
Сгущение: в одном представлении совпадает множество значений, образуемых через ассоциативные цепочки.

Довольно широкий термин, мы будем считать, что это 1) несколько различных понятий собираются вместе, и из них в сжатой, концентрированной форме формируется единое представление, 2) сюда же мы отнесём еще и то, что противоположные понятия, исключающие друг друга, уживаются в сознании человека и равно вызывают к себе любовь.
Более подробно.

1) несколько различных понятий собираются вместе, и из них в сжатой, концентрированной форме формируется единое представление.

Б-г ̶ запредельно абстрактное понятие. Настолько, что никто не знает, что это такое. Никто никогда Б-га не видел. Даже пророки. Даже Моисей, про которого сказано: «Лицом к лицу говорил с ним»[8]. Когда Моисей просил, чтобы ему дали возможность что-либо увидеть, ему было сказано: «Не может увидеть Меня человек и остаться в живых»[9]. Даже ангелы три раза в день провозглашают: «Свят! Свят! Свят! Г-сподь воинств! Полна земля Его славы!»[10].

«Святой» означает «отделённый, не такой, как все, выделенный», «удаленный, непостижимый». Б-г настолько удален от разума любого творения, что лишь слава Его, как лучик далекой звезды, достигает земли и наполняет ее. Сам же Б-г беспредельно далёк от любой возможности постижения, и ангелы это понимают.

Ангелы, в отличие от нас, не пытаются представить себе Б-га, а провозглашают «Свят! Свят! Свят!»  ̶  удален беспредельно и непостижим абсолютно. А мы пытаемся представить Б-га, рисуем Его в своем сознании: «Б-г ̶ это любовь», или что-то в этом роде. Мы представляем характер Б-га, как будто это личность. Но Б-г не личность. То есть Он может быть личностью, как написано: «Б-г любит праведных», «Б-г ненавидит кривду», «глаза Б-га», «уши Б-га», «рука Б-га», и так далее[11]. Один пророк даже видел что-то вроде цельного образа человека[12].

Но «не человек Он»[13], и все это притча и аллегории. Б-г бесконечно далек от любой материализации и от любого рисунка, даже духовного. Б-г может быть личностью, но Он не личность. Б-г может любить, но Он не любовь. Б-г может гневается, но Он не гневливый, и Он не гнев. Все, что мы про него скажем, Он может быть таким, но Он не такой и не есть это. Он не ограничен тем, как Он себя проявляет, и все проявления не производят в нем никаких изменений: «Я, Г-сподь, не меняюсь»[14].

Все остальные сущности не так. Их внешние проявления связаны с их внутренней сутью. По свету Солнца мы знаем, из чего оно состоит. По действию электрического тока мы знаем об электрическом поле. В мыслях человека проявляется его личность. Это потому, что каждый может дать лишь то, что у него есть, и ничего больше. Поэтому он проявляется так и не иначе. Бесконечный может дать лишь бесконечное, ограниченный ̶ лишь те ограничения, которые имеет: разум может понимать, сердце чувствовать, руки осязать, и ничего другого, и никак не наоборот. Это потому, что каждая сущность определена своим существованием: каждый создан для чего-то, и это определяет то, что он есть.

А по проявлениям Б-га нельзя знать, что это такое. Он  ̶  всё, и Он  ̶  ничего. Ни одно из его проявлений Его не характеризует. Он и то, и другое, и третье, и еще многое, чего мы не знаем, что нам в голову не приходит и придти не может. Б-г существует, но его существование его не определяет.

Другими словами: существование всех творений связано с формой этого существования, а у Б-га  ̶  нет. Его существование не оформлено ни в какую форму.

Тем не менее, мы рисуем Его в своем сознании. Мы собираем так называемые сведения по разным так называемым источникам и соединяем воедино. Часто представления о Б-ге приходят к нам сами, мы их не выбираем. Получается какая-то немыслимая смесь, чучело, а не Б-г. Возможно, в этой смеси есть рациональные зерна, да кто ж их определит?
2) противоположные понятия, исключающие друг друга, уживаются в сознании человека и равно вызывают к себе любовь.

Б-г ̶ единственная истинная реальность. Ведь Он существует сам по себе, а всё остальное существует постольку, поскольку Б-г хочет его существования. Если Он перестанет его хотеть, оно исчезнет. Ему даже не нужно его уничтожать, Б-г просто перестанет его хотеть, и оно станет несуществующим, каким было до своего сотворения. Оно даже не оставит следа ̶ не то, что оно было и пропало, а его никогда и не было[15].

Поэтому существование Б-га истинно, т.е. неизменно, а всех остальных сущностей  ̶  обусловлено, т.е. временно. Если, конечно, Б-г не хочет, чтобы они существовало вечно. Но и тогда это вечное существование не собственное, а данное Б-гом[16].

Так, физическая материя выглядит, как существующая вечно и сама по себе. И даже не просто выглядит, а такая и есть. Но это качество не сама она в себя вложила. Ей дал его тот, кто действительно существует сам по себе. Как написано: «Потому что у Тебя источник жизни...»[17].

Поэтому непонятно, как можно любить что-то, кроме Б-га. Но мы любим много разных вещей и явлений. Почему?

Потому, что сознание действует, как во сне. Мы спим. Нами движет неосознанное. Нам снится, что мир, хотя и создан Б-гом (с этим-то мы согласны), но с тех пор существует сам по себе. Нам снится, что Б-г находится «где-то там», высоко в Небесах, а не здесь на земле.

Однажды мы стояли на улице, мы с женой и еще кто-то, и к нам подошла проходившая мимо женщина и возмущенно сказала: «Как можно верить в то, что какой-то дедушка живет на облаках?!». А в интернете я прочел у одного, уважаемого мною человека, которого считаю весьма неглупым, доказательство несуществования Б-га: Гагарин был в космосе и Б-га не видел...

Поэтому оговариваем, что под Небесами имеем в виду не физическое небо, а духовное. Земля  ̶  материальный мир, Небеса  ̶  духовный, это такие термины. Так вот, в наших ощущениях выглядит так, что Б-г находится где-то там, в духовном мире, далеко от нас. Не то, чтобы Он не мог знать, что здесь происходит, может, если захочет, но это для Него мелко. Он занят глобальным комбинированием, а такие мелочи, как земные происшествия, Его не занимают.

Но Б-гу, чтобы узнать, что происходит на Небесах, тоже надо, аллегорически выражаясь, спуститься, как написано: «Кто подобен Г-осподу Б-гу нашему, обитающему в высотах, спускающемуся низко, [чтобы] увидеть, [что происходит] на Небесах...?»[18]. Небеса для Б-га так же далеки, как и земля. Это можно понять из следующего примера. Для бесконечности миллион и единица одно и то же, нет у миллиона никаких преимуществ. Если бы миллион укладывался в бесконечности меньшее число раз, чем единица, мы бы сказали, что он больше, ибо занимает больше места. Но миллион укладывается в бесконечности такое же число раз, как и единица  ̶  бесконечное, поэтому нет никакой между ними разницы. Все, что ограничено, для бесконечности одинаковое ничто, нет разницы между единицей, миллионом или миллиардом[19].

Египетские казни были для того, чтобы «знал ты, что нет подобного Мне во всей земле»[20]. Б-г находится везде одинаково, на земле как на небе. И везде Он находится весь целиком[21]. Идея монотеизма не в том, что есть один Б-г, а не два, а в том, что даже полтора нет, даже одного с четвертью. Вообще нет ничего, кроме Б-га[22]. Все, что мы видим вокруг  ̶  это Б-г. Он принял форму небес и земли, облаков и ветра, электронов, протонов и всего остального, но все это  ̶  Б-г, точнее, его проявления.

Почему мы это не чувствуем? Потому, что все происходит из Б-га не причинно-следственной связью, а актом творения. Причина со следствием имеют подобие, зная следствие, можно постигнуть причину. Глядя на следствие мы понимаем, что оно не возникло само по себе, ему предшествует другая сущность, другое явление. И причина не находится в следствии, это два разных самостоятельных явления, где одно переходит в другое.

Акт творения не так. Это нечто новое, чего не было, которое образуется из ничего, Не было, и стало, и нет никакого перехода.Творец находится внутри творения, образуя его его своей волей, но... творение абсолютно этого не ощущает. Оно не чувствует в себе силу, вызвавшую его к бытию, оно чувствует, будто существует само по себе, и ему ничто не предшествует.

Когда мир будет исправлен, все ощутят в себе создающую и оживляющую их силу Творца. Про это написано: «...и увидит всякая плоть, что уста Б-гу говорят»[23]  ̶  все увидят, что реальности, как таковой нет, а все это речь Б-га[24].

Уже сегодня наука пришла к тому, что вся реальность это энергия. Нет электронов, нет протонов, нет массы материи, есть лишь энергия квантовых струн: все элементарные частицы и их фундаментальные взаимодействия возникают в результате колебаний и взаимодействий ультрамикроскопических квантовых струн. Хотя еще не найдены варианты экспериментального подтверждения данной теории, но, во-первых, есть надежда, что на ее основе будет сформулирована так называемая «единая теория» или «теория всего», т.е. наука уже пришла к тому, что все в мире едино и происходит из одного источника. Во-вторых, эта теория дает почувствовать иллюзорность привычного восприятия материи, как чего-то незыблемого[25].

Так вот, как возможно любить что-то, кроме Б-га, если ничего кроме Б-га нет? Только во сне. Во сне соединяется несовместимое.

Однако... но об этом ниже.
Замещение: замена конкретных мыслей символами и образами.

Б-г ̶ запредельно абстрактное понятие. Вне пространства и вне времени. Вне любого рисунка, даже духовного. Вне любых возможностей что-либо понять. Ведь разум понимает лишь то, что может быть ограничено и выделено. Может быть объято. А Б-г необъятный, и не потому, что большой, а потому, что Он вне понятий большой-маленький. Сказать, что Б-га нельзя понять, так же неправомерно, как сказать, что разум нельзя пощупать. Тем не менее, мы как-то его себе представляем. Исходя из чего?

Исходя из наших знаний о мире.

Но время и пространство сотворены также, как все остальные явления Вселенной. Мы существуем внутри них и ничего не можем себе представить вне этих категорий. Все, о чем мы думаем, все образы, которые мы себе рисуем, все притчи  ̶  это описания внутри пространства и времени. Мы не знаем ничего иного, и ни один человек не свободен мыслить вне этих категорий. Даже самый большой мудрец. Всегда пространство и время будут присутствовать в его сознании, хотя бы фоном[26].

(Вообще, человек может представить лишь то, что есть в нем самом, т.е. о чем он имеет понятие. То, чего в нем нет, он представить не может.[27])

Получается, что мы не мыслим о Б-ге так, как Он есть сам по себе. Мы постигаем Его всегда через что-то, через какие-то образы, нам знакомые ранее. А что остается делать?

Не придумывать специально. Ведь если мы обрисовали Б-га в рисунок, это идол, не материальный, конечно, но духовный, мысленный идол. У Б-га нет никакого рисунка, даже духовного. Мы видим, как строго Писание относится к рисованию Б-га: «Берегите души свои, ибо никакого образа вы не видели, когда Г-сподь говорил с вами из среды огня»[28]. «Берегитесь... чтобы не сделать себе изваяния любого образа...»[29], и так далее во многих местах.

По крайней мере надо знать, что все, что мы о Нем думаем, не есть Он.
Вернемся к сгущению, к тому, что можно любить Б-га и одновременно еще что-то.

Но любить еще что-то, это, ведь, измена ̶ тем, что человек любит еще что-то, он ограничивает в себе место для Б-га. И так же, как человек ограничивает место для Б-га в себе и в окружающем мире, так и ему самому ограничивается место в созданном Б-гом мире: «В день, когда поешь от плода, умрешь»[30]. Однако Б-г засчитал этот грех за ошибку, а не за сознательное предательство, и изгнал человека из Рая. Рай отличается от не Рая тем, что в Раю присутствие Б-га очевидно и ощущается явно, а вне Рая  ̶  нет. «Вне Рая»  ̶  это термин, описывающий душевное состояние, когда можно любить Б-га и еще что-то. Соединить несоединимое, как во сне.

Другими словами, то, что человека изгнали, было следствием того, что человек заснул в присутствии Б-га. И его, по великой милости, отправили туда, где можно спать.

Талмуд говорит, что сон является 1/60 частью от смерти (1.66%). Однако, у сна есть и оборотная сторона: когда приходит болезнь, сон ̶ лучшее лекарство. Надо лишь понимать, что ты спишь, чтобы не остаться во сне насовсем.

В психологии сновидение, во время которого человек осознает, что спит, называется «осознанным сновидением». В осознанном сновидении, как правило, человек может частично или полностью управлять сюжетом сновидения.

В терминах монотеизма. Когда Б-г скрыт, когда кажется, что Его нет, такое состояние мира называется сном. Главный сновидец в Писании, это Иосиф, с ним связано шесть снов. Всего в Писании десять снов (соответствует десяти сфирот), шесть из них, большая часть, связаны с Иосифом. Два его собственных, которые он рассказал братьям, два, которые он разгадал в тюрьме хлебопеку и виночерпию, и два фараона. [К тому же Иосиф соответствует сфире Йисод, которая шестая в Зеир Анпин.]

Когда Иосиф рассказал сны своим братьям, они его возненавидели. Когда после этого он к ним пришел, они, завидя его вдалеке, решили его убить и издевательски назвали «сновидцем», мол, посмотрим, что станет с этим сновидцем, когда мы его убьем.

Слово «сновидец» может быть прочитано еще и как «хозяин снов»  ̶  Иосиф управляет снами. Действительно, он построил свою жизнь на основе этих снов, и ничто не могло этому помешать: ни то, что братья задумали его убить, ни то, что они продали его в рабство, ни то, что в рабстве он попал еще и в тюрьму, совсем уже тупик. Но он так верил в свои сны, что они стали, языком современной психологии, самореализующимся пророчеством.

[Кроме того, сны, которые он разгадывал другим людям, он их разгадывал так, что это продвигало его к его цели ̶ исполнению его собственных снов.]

Это и называется «хозяин снов»  ̶  праведник подобный Иосифу может понять неосознанным и управлять им.

Мы не такие праведники, как Иосиф, даже близко нет, и управлять неосознанным не можем, особенно неосознанным других людей. Но то, что Писание нам об этом рассказывает, имеет отношение к каждому из нас. Кратко идея такова: человек не может прервать свой сон, но может направить его. Так и мы не можем прервать мировой сон. Но можно, увеличивая в мире святость, направить мир туда, где сон закончится. Когда святость достигнет критической массы, Б-г раскроется во всей своей изумительной, неописуемой красоте, мир перестанет скрывать Б-га, и они с Б-гом станут единым целым. Это произойдет вскорости, в наши дни. Омен!

Примечания

[1]  Бава Меция, 38:2; Брахот, 55:2.
[2]  Шмот, 20:14.
[3]  Берешит, 1:24.
[4]  Это не призыв не заниматься материальным, что очень даже нужно. Но, как написано (Теѓилим, 128:2): «Труд рук твоих будешь ты кушать» (Теѓилим, 128:2). Руки должны погружаться в материальное, но не голова. Голову надо держать над водой, а то утонуть можно. См. Ликутей Тора, друш Маим рабим.
[5]  Рамбам, Законы царей, 12:5.
[6]  Тания, гл. 2.
[7]  Берешит, 2:10.
[8]  Шмот, 33:11.
[9]  Там же, 20.
[10]  Йешаяѓу, 6:3.
[11]  Рамбам, Йесодот ѓа-Тора, гл.1.
[12]  Ехезкель, 1:26.
[13]  Шмуэль 1, 15:29.
[14]  Малахи, 3:6.
[15]  Тания, часть 2.
[16]  Решит гоим Амалек, тов-рейш-пей.
[17]  Теѓилим, 36:10.
[18]  Там же, 113:5-6.
[19]  Дерех мицвотеха, заповедь молитвы.
[20]  Шмот, 22:29.
[21]  Б-г проявляется везде по-разному, на Небесах больше, на земле меньше, но находится Он везде одинаково.
[22]  Тания, часть 2.
[23]  Ешаяѓу, 40:5.
[24]  Однако посредством заповедей человек становится сосудом для Б-га и делает сосудом окружающий его мир. И когда Б-г раскроется, мир не растворится, а останется тем, чем есть, но будет сиять Б-гом, как сапфир светом. (Ѓемшех «Самех-вав», вначале).
[25]  Не иллюзорность материи.
[26]  Рашаб, друш «Бе шаа ше-ѓикдиму».
[27]  Р. Нисан Неменов, комментарии к Тании, гл. 2.
[28]  Дварим, 4:15.
[29]  Там же, 23.
[30]  Берешит, 2:12.

Автор: Р. Хаим Фильцер