Гвура — Мощь: в трепете пред Творцом

мощьВ отличие от первичного стремления сердца поддерживать и одаривать, являющегося производной любви, твердость характера, необходимая для того, чтобы отвергать и преодолевать влияние разрушительных сил, пытающихся овладеть душой человека, проистекает из трепета. Нередко в проявлении этой черты возникает насущная необходимость. Хотя чаще угроза иллюзорна и наши страхи необоснованны. Впрочем, подобные, не имеющие реальной основы страхи, сами по себе являющиеся разрушительной, угрожающей душе, силой.

Согласно учению хасидизма, свои страхи следует перенаправлять в позитивное русло. В общем и целом, чувство страха связано с чувствительностью к присутствию кого-либо другого, не важно кого. Но возникая в ситуации, в которой нет ничего угрожающего или нежелательного, побуждает быть внимательным к чувствам других людей и относиться к ним с уважением. Перенаправленный в позитивное русло страх выражается в заботе о том, чтобы не задеть чувства других людей или не обидеть их как-либо ещё. Для того, чтобы быть в состоянии корректировать свои страхи и трансформировать их в предупредительность и заботливость, необходимо с помощью медитативных техник постигать идею подлинного трепета, как она интерпретируется Торой.

В Торе атрибут трепета связан с фигурой второго праотца Израиля, Ицхака, являющегося архетипическим воплощением сфиры Гвура (Мощь). С тем, чье восприятие божественного называется [Торой] «страх Ицхака»[1].

Поддаваясь неперенаправленному, остающемуся в первоначальном, «диком» состоянии, страху, человек, не трепещет пред Всевышним, но боится других людей. Что подталкивает его к актам агрессии и, в конечном счете, может довести и до убийства. Подобное поведение было характерно для Эсава, одного из сыновей праотца Ицхака, которого отец благословил словами: «И мечом твоим ты будешь жить»[2].

Убийство — это преступление, являющееся крайним проявлением бесчувственности и пренебрежения по отношении к другому человеку. Кроме того, это – демонстрация отсутствия страха перед кем бы то ни было, и даже пред самим Всевышним. Таким образом запрет на убийство призван воспрепятствовать грубейшему злоупотреблению и использованию «не по назначению» душевных сил, связных с атрибутом Мощи (Гвура), и выражающихся в ощущении трепета/страха.

На основании вышесказанного, можно сформулировать вторую идею, усвоение которой должно лечь в основу служения всякого праведного потомка Ноаха: страх, т.е. трепет пред Всевышним.

Все люди обладают свободой выбора. Так что у каждого нееврея есть выбор соблюдать или игнорировать заповеди, данные потомкам Ноаха. На более глубоком уровне, можно сказать, что любой человек, еврей или нееврей, в каждый конкретный момент своего существования, совершает один и тот же выбор: обратиться к Б-гу и подчиниться Его воле или нет. В этом и заключается смысл высказывания наших мудрецов «все в руках Небес, кроме трепета пред Небесами»[3].

В определенном смысле, этот аспект служения особенно актуален именно для неевреев. В Псалмах есть два стиха, схожих тем, что оба начинаются словами «Служите Г-споду в»: «Служите Г-споду в радости, предстаньте пред Ним с радостным пением»[4].

Кроме того, существует много уровней страха и трепета пред Всевышним. Применительно к неевреям, в первую очередь, речь идет о самом элементарном: об удерживающем от греха страхе перед наказанием[7]. Еврей же испытывает трепет пред Всевышним, в первую очередь, в силу раскрытия в его душе проекци сфиры Мощь (Гвура), что позволяет ему узреть, в той или иной степени, повергающее в трепет величие всемогущего Б-га, Творца мироздания. Хотя и первая и вторая разновидности страха и трепета, в конечном счете, связаны с тем, что в руке б-жьей наша жизнь и смерть, между ними существует принципиальная разница: первая разновидность страха берет за свою основу не осознание величия Всевышнего, Владыке мироздания, но лишь угрозу наказанием, которому Он может нас подвергнуть за нарушение своей воли.

Человеческий страх перед божественным правосудием развивается из низменного животного страха перед надвигающейся опасностью. Трепет же пред Всевышним имеет более возвышенную природу: его источником служит опыт соприкосновения с высшими проявлениями божественного. Он – следствие опыта предстояния нашей души пред ликом Небесного Царя, во всей его величии, а не производная от страха перед Его приговором. Т.е. чувство трепета пред Всевышним является одним из высших проявления человеческого духа. Следуя путем Торы (который заповедан всему человечеству) и соблюдая семь заповедей, данных потомкам Ноаха, и нееврей может подняться до ощущения трепета пред Всевышним, как владыкой мироздания, а а не только страх пред ним, как Небесным Судьей.

Как уже объяснялось, независимо от конкретной мотивации, всю свою жизнь каждый человек делает один единственный выбор: обратиться или не обратиться к Б-гу. Еврей обращается к Б-гу с любовью и служит Ему в радости. Трепет, испытываемый им пред Всевышним, является следствием дарующего радость опыта предстояния перед Б-гом в служении Ему[8]. Нееврею, чтобы испытывать трепет пред Всевышним, следует черпать вдохновение в Торе[9].

***

В Писании наиболее впечатляющим примером обращения нееврейского общества к Б-гу служит рассказ о раскаянии жителей Ниневии в книге Ионы. Евреи читают эту книгу в разгар Дня Искупления (Йом Кипур), самого святого дня года.

Всевышний приказал пророку Ионе объявить божественный приговор жителям Ниневии. Пытаясь уклониться от этой миссии, Иона сел на корабль и попытался бежать, однако это ему не помогло: на море разыгралась страшная буря, ниспосланная Всевышним, и жребий, брошенный нееврейскими моряками, указал на Иону, как на виновника случившегося. Пророк объяснил морякам, что пытался бежать от Б-га. И те, помолившись Всевышнему, бросают Йону за борт, где его немедленно поглощает гигантская рыба. Пребывая в чреве рыбы, пророк согласился исполнить Б-жье повеление, после чего рыба исторгла его на сушу. После этого он отправился в Ниневию, и сообщил жителям о божественном приговоре. Нинвовчане затряслись от от страха перед неминуемым, на тот момент, наказанием, немедленно раскаялись и горько пожалели о своих прежних прегрешениях.

В этой истории Иона (еврейская душа) становится тем инструментов в руках Всевышнего, с помощью которого тот побудил тысячи неевреев к искреннему раскаянию. Как видно из текста Писания, изначально побудительным мотивом жителей Ниневии был страх перед наказанием. Однако при более вдумчивом прочтении, обнаруживается, что на стремительное духовное перерождение их вдохновлено произошедшее с Йоной и чудес, произошедших с ним на море[10]

Чувство страха и чувство любви явственно противоположны друг другу. Из слов последнего стиха книги Ионы мы учим, что неспособность ощущать страх перед Всевышним свидетельствует о психологической незрелости. Эти слова звучат так: «А Я не пожалею Ниневию, город великий, в котором более ста двадцати тысяч человек, не умеющих отличить правой руки от левой, и множество скота?» (Иона, 4:1). По мнению классических комментаторов (например, Раши), «не умеющих отличить правой руки от левой» – это «[неразумные] дети». Согласно же учению хасидизма, неспособность различить между правой и левой сторонами (в том числе и во взрослом возрасте) указывает на недостаточную душевную зрелость, выражающуюся в том, что разница между чувствами любви (элементом служения Всевышнему, который символизирует правая рука) и страх (элементом служения Всевышнему, который символизирует левая рука) недостаточно четко выражено. Иными словами, такие люди неспособны отделить любовь от страха, поскольку оба эти чувства, в их душе, остаются незрелыми и взаимозависимыми. Только когда изначальные противоположности (например, мужское и женское начала) достигают своей полноты (зрелости), они способны дополнять друг друга, взаимодействовать и единиться. Только служение Всевышнему, проникнутое чувством зрелой любви к Нему, позволяет человеку задействовать одновременно духовный опыт, связанный и с испытанным трепетом пред Всевышним (символизируемого левой рукой) и с чувствами воодушевления и радости служения Всевышнему (символизируемого правой рукой).

Впрочем, даже «не умеющие отличить правой руки от левой» способны, в определенной мере, испытывать трепет перед величием Всевышнего, Владыки мироздания. Те же, кого Писание характеризует как «множество скота» (согласно толкованию классических комментаторов, что речь идет об определенной категории людей[11]

Это различие между «[неразумными] детьми» и «множеством скота» позволяет нам понять один важный педагогический принцип: даже ребенок в состоянии постичь величие Творца настолько, чтобы достичь уровня трепета пред Ним. Поэтому детей следует воспитывать в духе подлинного трепета пред величием Творца, а не страха перед наказанием.

Со времен Бааль Шем Това, основоположника движения хасидизма, страх перед наказанием начал пере, стали стараться перенаправлять в позитивное русло). Можно сказать, что, в некотором смысле, она «вышла из модны»[12]

Примечания

[1]  «И отозвался Яаков, и сказал Лавану… Не будь за меня Б-г отца моего, Б-г Авраѓама и Страх Ицхака …» (Берешит, 31:42).
[2]  Берешит, 37:40. Эсав олицетворяет извращенный трепет, подобно тому, как Ишмаэль, старший сын Авраѓама, олицетворяет извращенную любовь, которая, помимо прелюбодеяния, выражается в крайнем эгоизме и нарциссизме, лишающих человека способности любить кого бы то ни было кроме себя. Одним из проявлений этого становится болезненная щепетильность в вопросах «собственной чести».
[3]  Брахот 33б. Гематрия слов «трепет пред Небесами» (יראת שמים ) – 1001. Это намекает на вышеприведенные слова мудрецов: все (1000) в руках Небес, кроме одного (1) – трепета пред Небесами.
Аналогичную идею мы находим в талмудическом высказывании о разнице между повторением урока 100 раз или 101 раз (Хагига 9б, см. так же Тания, глава 5). Так же, как сто первый повтор ценится выше, чем предыдущие сто, богобоязненность (страх перед Небесами») ценится Б-гом, Творцом вселенной, выше, чем вся вселенная и все, что в ней существует и происходит. Весь мир был создан только для того, чтобы человек, обладая свободой выбора, выбирал путь трепета пред Всевышним. И только благодаря этому правильному выбору, осуществляется высшего предназначения всего творения –создается жилище Всевышнему [«в нижних мирах»].
В Талмуде есть еще одно высказывание, начинающееся словами «все в руках Небес, кроме…»: «все в руках Небес, кроме лихорадок и простуд» (Ктубот 30а). Схожесть этих фраз свидетельствует, что так же, как человек обладает свободной выбора, позволяющей ему следить за своим здоровьем (например, сделать все необходимое для того, чтобы не простудиться и благодаря этому не простудиться), он так же обладает свободой сделать правильный выбор, который гарантирует ему сохранение здоровья духовного: быть богобоязненным и отказываться идти против Его воли. Один из самых глубинных человеческих страхов – это страх заболеть и, как следствие, умереть. Нет лучшего средства для того, чтобы и сохранить свое здоровья и избавиться от психологического гнета ипохондрии, чем трепет пред Небесами (и не перед кем другим).
Интересно, что в «Мишне Тора» Рамбама , единственном всеобъемлющем кодексе еврейского права, ровно тысяча глав. Только одна из них (четвертая глава раздела «Законы, касающиеся мировозрения») посвящена предписываемым Торой правилам заботе о собственном здоровье (ради того, чтобы иметь силы, для того, чтобы как можно лучше служить Всевышнему). Таким образом, мы можем сделать вывод, что с точки зрения Торы забота о своем здоровье должна составлять одну тысячную его жизни, т. е. человек должен тратить на заботу о своем здоровье 0.1% своей душевной энергии. Трепет же пред Всевышним оценивается в 1001 у.е. душевных сил, на те самые 0.1% больше, чем все природные душевные силы человека. Превозмогая себя и, благодаря этому, достигая уровня трепета пред Всевышним, мы удостаиваемся того, наше наше желание быть физически здоровыми, удовлетворяется, с минимальным приложением усилий, в этом конкретном направлении, с нашей стороны способствуем тому, что сможем сохранить телесное здоровье ценой минимальных усилий.
[4]  Теѓилим, 100:2.
[5]  Теѓилим, 2:11.
На иврите у слов «в радости» (בְּשִׂמְחָה ) и «в трепете» (בְּיִרְאָה ) одинаковая огласовка: шва, хирик, шва, камац. У последних слов обоих стихов, «с радостным пением» ( בִּרְנָנָה ) и «содрогаясь» (בִּרְעָדָה) – так же одинаковая огласовка: хирик, шва, камац, камац. Следовательно, эти строчки рифмуются (огласовки в иврите – аналог гласных букв в русском языке). Согласно учению Каббалы, это указывает на то, что обе описываемые в этих стихах формы духовного служения имеют общий источник — надсознательное Наслаждение души, непосредственно выражающееся в музыке и поэзии.
Связь между сознательным чувством радости и надсознательным наслаждением – достаточно очевидна. И осознать, что второе является источником первой – несложно. Труднее дается осознание того, что и наш осознанное ощущение страха и трепета имеет тот же надсознательный источник (при том, что об этом недвусмысленно сказано в Писании: «Служите Г-споду в трепете и радуйтесь содрогаясь»).
Ключ к пониманию этого кажущегося парадокса находится в словах, общих для обоих стихов: «Служите Б-гу». На уровне сути души, ничего не доставляет ей большего удовольствия, чем служение Б-гу, бесконечному источнику всей жизни (и всякого удовольствия). Каждый – в соответствии с природой своей душевным складом. Для еврея – это служение в радости, главным образом. Для нееврея, в первую очередь – в страхе и трепете. Говоря языком Каббалы, эти две, соответствующие мужскому и женскому началам, формы служения, имеют своими источниками «лицевую» и «тыльную» стороны надсознательного первоисточника наслаждения, именуемого каббалисты «Древний днями» (Атик Йомин).
[6]  Важно не забывать: каждый может подняться на более высокий уровень взаимоотношений со Всевышним. В частности, любой нееврей, испытывающей соответствующий душевный порыв, может пройти гиюр, в соответствии со всеми соответствующими предписаниями Торы, и стать евреем.
[7]  В основе страха наказания лежит страх смерти и страх перед убийством. В психологии этот феномен известен как синдром льва (Lion syndrome), подробно описанном в нашей книге «Тело, разум и душа», стр. 109. Причина, по которой этот страх становится навязчивым в несбалансированность проявления в душе сфиры Мощи (Гвура).
[8]  Как это описывается в цитируемом выше одиннадцатом стихе второго псалма: «Служите Г-споду в трепете и радуйтесь содрогаясь».
[9]  Короче говоря, в душе еврея преобладает любовь ко Всевышнему, подобная чувству любящего сына к любимому отцу. А в душе нееврея – страх, подобный страху слуги перед своим почитаемым хозяинома. И, тем не менее, накал страха пред Всевышним в еврейской душе выше, че в неееврейской. Как и накал любви ко Всевышнему и трепета пред Ним.
[10]  «И устрашились Всевышнего эти люди страхом великим, и принесли жертву Б-гу, и дали обеты» (Иона, 1:16). «Дали обеты – пройти гиюр» (комментарий Раши на этот стих).
[11]  Дословно «великий скот». Раши, комментируя эти слова пишет: «Это взрослые люди, сознание которых оскотинено настолько, что они не признают своего Творца».
[12]  Согласно хасидскому преданию, ад, являющийся абсолютным воплощением идеи наказания за грехи, выгорел, ко времени Бешта, дотла. Поэтому он был перенесен в то, что раньше было раем, а для рая было создано принципиально новое вместилище.

Автор: р. Ицхак Гинзбург
Отрывки из книги «Каббала для народов мира». Глава 4.
Перевод и редакция А. и Ш. Кочубиевские